Logo
04 Декабря 2023 г,
Понедельник

Войны Байдена

 06:00  01/11/2023  0

Анонимно

Войны Байдена

Израильские войска начали вторжение в Газу, две авианосные группы ВМС США были отправлены на поддержку Израиля. Их задача - удержать "Хезбаллу" и ее спонсора Ирана от открытия второго фронта через ливанскую границу. Попутно команда Байдена готовится к войне вокруг Тайваня. И не собирается сворачивать войну на Украине.

1. "Американская мощь" после 7 октября

Из статьи в The Economist "Американская мощь: незаменима или неэффективна?" (26.10.2023):

"Авианосцы являются декларацией американской мощи в то время, когда большая часть мира считает, что американская мощь находится в упадке.

Ближайшие месяцы проверят эту точку зрения. Ставки трудно переоценить.

Однако ситуация еще более опасна, чем предполагает Байден. За границей Америка сталкивается со сложным и враждебным миром. Впервые со времен застоя в Советском Союзе в 1970-е годы у него появилась серьезная организованная оппозиция во главе с Китаем. Внутри страны политика страдает от дисфункции, а Республиканская партия становится все более изоляционистской. Этот момент определит не только Израиль и Ближний Восток, но и Америку и весь мир.

Внешняя угроза состоит из трех частей.

Первой из них является хаос, который Иран распространил на Ближнем Востоке, а Россия – на Украине. Агрессия и нестабильность поглощают американские политические, финансовые и военные ресурсы. Конфликт распространится на Европу, если Россия добьется своего в Украине. Кровопролитие может радикализировать людей на Ближнем Востоке, настроив их против своих правительств. Войны охватывают Америку, которая становится легкой мишенью для обвинений в разжигании войны и лицемерии. Все это подрывает идею мирового порядка.

Вторая угроза – сложность. Группа стран, в том числе Индия и Саудовская Аравия, становятся все более склонными к транзакциям и яростно преследуют свои собственные интересы. В отличие от Ирана и России, такие страны не хотят хаоса, но и не подчиняются приказам Вашингтона – да и зачем им это делать? Для Америки это усложняет задачу быть сверхдержавой. Посмотрите, например, на игры Турции по поводу членства Швеции в НАТО, которые, казалось бы, разрешились на этой неделе после 17 месяцев утомительных споров.

Третья угроза является самой большой. У Китая есть амбиции по созданию альтернативы ценностям, закрепленным в глобальных институтах. Он переосмыслит такие понятия, как демократия, свобода и права человека, чтобы удовлетворить свои собственные предпочтения развитию над индивидуальной свободой и национальный суверенитет над универсальными ценностями. Китай, Россия и Иран образуют скоординированную группу.

Эти угрозы усиливаются "домашней" политикой в Вашингтоне. Политики-республиканцы возвращаются к изоляционизму в торговле и иностранных делах, который их партия придерживалась до Второй мировой войны. Это идет глубже, чем делал Дональд Трамп, и поднимает вопрос о том, сможет ли Америка действовать как сверхдержава, если одна из ее партий отвергнет всю идею глобальной ответственности.

Чтобы увидеть, как это может нанести ущерб американским интересам, рассмотрим Украину, которую республиканцы движения МАGА хотят прекратить снабжать оружием и деньгами".

"Это огромные препятствия. Однако у Америки есть и огромные сильные стороны. Одним из них является его военный вес. Он не только направил эти две авианосные ударные группы на Ближний Восток, но также поставляет оружие, разведданные и экспертные знания Израилю, как и Украине.

Китай быстро увеличил свой бюджет для Народно-освободительной армии, но по рыночному обменному курсу Америка по-прежнему потратила в 2022 году на оборону столько же, сколько десять следующих стран вместе взятых, и большинство из них являются ее союзниками.

Экономический вес Америки также впечатляет. Страна производит четверть мирового производства, имея двадцатую часть населения, и эта доля не изменилась за последние четыре десятилетия, несмотря на подъем Китая".

2. Байден – президент военного положения?

В статье в The Economist "Перенапряженная сверхдержава. Америке могут грозить войны на Ближнем Востоке, на Украине и на Тайване" (24.10.2023) отмечается:

"Президент США Джо Байден превращается в президента военного времени. Он не преувеличивал, когда в недавнем телеобращении сказал американцам, что мир находится на переломном этапе. Когда Америка попыталась помочь Украине противостоять вторжению России, многие задавались вопросом, есть ли у нее средства для сдерживания надвигающегося нападения Китая на Тайвань. Этот вопрос становится еще более острым сейчас, когда Америка также стремится защитить Израиль. По мнению Байдена, помогать друзьям не только возможно, но и необходимо. "Американское лидерство – это то, что объединяет мир", – заявил он. "Американские альянсы - это то, что обеспечивает нам, Америке, безопасность".

Тем не менее, ученые спорят о том, превратился ли и когда "однополярный" мир, в котором Америка господствовала на земном шаре после холодной войны, в "биполярный", в котором Америке бросает вызов Китай, а не Советский Союз. Или это уже "многополярный" мир?".

Джозеф Най, академик из Гарварда, определил национальную мощь в трех измерениях: военном, экономическом и "мягкой силе", то есть способности, среди прочего, кооптировать других, чтобы они выполняли ваши приказы.

В военном отношении Америка остается колоссом. В экономическом отношении мир является биполярным, чего никогда не было во время холодной войны: экономический рост Китая несколько уступает американскому по рыночным обменным курсам и превосходит его по паритету покупательной способности (хотя американцы остаются намного богаче китайцев). Мягкую силу труднее измерить, но, вероятно, будет справедливо сказать, что мир стал более многополярным, говорит Крениг.

Тем не менее, на Ближнем Востоке Америка по-прежнему остается "незаменимой нацией" - концепция, популяризированная покойной Мадлен Олбрайт, бывшим госсекретарем. По ее мнению и мнению ее последователей "это единственная страна, желающая и способная выступать посредником между региональными лидерами и формировать события. Это включает в себя обеспечение открытия (пока еще недостаточного) гуманитарного коридора в Газе.

Однако этой центральной роли противостоит тот факт, что три арабских лидера - король Иордании Абдалла, президент Египта Абдель-Фаттах ас-Сиси и палестинский президент Махмуд Аббас - холодно относятся к Байдену. Он должен был встретиться с ними в Аммане 18 октября после посещения Израиля. Однако днем ранее в результате взрыва на территории больницы в Газе погибли сотни палестинцев. Палестинцы утверждают, что массовая гибель была вызвана израильским ударом. Израиль заявил, что это результат ошибочного запуска палестинской ракеты. Байден, похоже, дал Израилю презумпцию невиновности (а позже более твердо заявил, что он не несет ответственности). Арабские лидеры этого не сделали. Они отменили саммит после того, как Аббас объявил трехдневный траур и вернулся домой. В тот момент Америка выглядела ненужной державой.

Приоритетной задачей Байдена на посту президента было оживление американской экономики. Он позаимствовал протекционистское мышление своего предшественника Дональда Трампа и добавил большие дозы субсидий и промышленной политики для продвижения, среди прочего, "зеленых" технологий и производства полупроводников. Он надеялся, что такая политика уменьшит социальную и политическую поляризацию. Он также надеялся, что они укрепят Америку в ее соперничестве с Китаем. Описывая эту эпоху как эпоху "конкуренции в эпоху взаимозависимости", советник Байдена по национальной безопасности Джейк Салливан говорит, что внешняя и внутренняя политика более взаимосвязаны, чем когда-либо, например, в усилиях по ограничению доступа Китая к передовым технологиям.

Внешняя политика Байдена означала гораздо меньше действий на Ближнем Востоке, в регионе, который поглотил энергию многих американских президентов. Он стремился положить конец "вечным войнам" в Ираке и Афганистане. Он пообещал восстановить ядерное соглашение с Ираном, которое Барак Обама подписал в 2015 году, а Дональд Трамп отказался от него в 2018 году, чтобы сдержать угрозу ядерного Ирана. Он вернулся к давней поддержке Америкой "решения о двух государствах", то есть создания палестинского государства рядом с Израилем, хотя он приложил к этому мало усилий.

"Для Байдена многое из этого пошло наперекосяк. Хаотичный уход Америки из Афганистана позволил Талибану* мгновенно вернуться к власти. Тем временем в Персидском заливе Китай получил аплодисменты за восстановление дипломатических отношений между Ираном и Саудовской Аравией, что, по-видимому, заполнило вакуум, образовавшийся из-за американского безразличия.

В июле 2022 года Байден прилетел в саудовский город Джидда, чтобы повидаться с наследным принцем Мухаммедом бен Салманом. Президенту не удалось убедить фактического правителя крупнейшего в мире экспортера нефти помочь снизить цены на нефть. Вместо этого Саудовская Аравия заключила соглашение с Россией, чтобы поддерживать высокие цены.

Он установил высокую планку для нормализации отношений с Израилем: уступки по палестинскому вопросу; соглашение о взаимной обороне с Америкой; обогащение урана внутри страны в качестве противовеса ядерной программе Ирана. Часто команда Байдена прибегала к мягкому пренебрежению. "В регионе Ближнего Востока сегодня спокойнее, чем за последние два десятилетия", - заявил Салливан всего за несколько дней до нападения ХАМАСа".

"Надежность Америки как союзника сводится как к авторитету, так и к возможностям. Учитывая многочисленные альянсы Америки, ученые уже давно обсуждают важность доверия: влияет ли неспособность выполнить обязательства перед одним союзником на обязательства перед другими? Например, отказ Америки от войны во Вьетнаме не сильно повредил ее желанию защищать Западную Европу. Запад выиграл холодную войну.

Сегодня вопрос заключается в том, не подорвал ли беспорядочный уход Америки из Афганистана доверие к Америке и не побудил ли Россию вторгнуться в Украину. Тод Уолтерс, бывший военный командующий силами нато , предположил в 2022 году, что это было одним из нескольких факторов. Но Салливан настаивает на том, что фактически уход из Афганистана "улучшил наши стратегические возможности" по реагированию на вторжение в Украину и угрозу Тайваню.

Что касается военного потенциала, Америка должна поставлять оружие Украине, Тайваню, а теперь и Израилю. Это вызывает сомнения относительно того, сможет ли ее оборонная промышленность удовлетворить их потребности так же, как и свои собственные. В целом Америка отправляет в три страны разное оружие, но некоторые требования совпадают. Например, не хватает 155-мм артиллерийских снарядов, и, как сообщается, Америка перенаправила партию, предназначенную для Украины, в Израиль. Война на Украине показала, насколько крупные межгосударственные конфликты потребляют огромное количество боеприпасов. Военные игры предполагают, что в войне за Тайвань у Америки быстро закончатся противокорабельные ракеты большой дальности, которые были бы наиболее полезны при отражении китайского вторжения на Тайвань.

Такие проблемы можно решить, затратив время и деньги, но и того и другого не хватает из-за поляризации Америки и паралича Конгресса.

Республиканцы, особенно те, кто придерживается тенденции Трампа "Америка прежде всего", становятся все более скептически настроенными в отношении поддержки Украины в ее войне.

А Конгресс, неспособный принять законопроекты после отстранения спикера Палаты представителей Кевина Маккарти 3 октября, только на этой неделе получил нового спикера Палаты представителей Майка Джонсона.

Байден надеется, что межпартийная симпатия к Израилю разблокирует ситуацию. Он попросил Конгресс выделить огромные 106 миллиардов долларов на дополнительные расходы на национальную безопасность. Он стремится предотвратить будущие разногласия по Украине, выделив стране военную и экономическую помощь в размере 61 миллиарда долларов, чтобы пережить лихорадочный сезон выборов 2024 года в Америке. Чтобы сделать его более приемлемым, он включил в него другие расходы, которые республиканцам должны показаться более привлекательными, включая 14 миллиардов долларов для Израиля; 2 миллиарда долларов на передачу военной техники в Индо-Тихоокеанский регион (вероятно, на Тайвань); почти 12 миллиардов долларов на различные меры по усилению обработки мигрантов на южной границе; и 3 миллиарда долларов на оборонно-промышленную базу подводных лодок".

В то время как западные союзники почти едины в защите Украины, они разделились по вопросу о Палестине. Резолюция Совета Безопасности ООН, призывающая к "гуманитарным паузам" в боевых действиях в Газе, была поддержана Францией и 11 другими странами, но воздержалась Великобритания (наряду с Россией) и была наложена вето Америкой на том основании, что она не признает Право Израиля на защиту.

Второй фактор – это собственная роль Америки. В Европе Байден действует на расстоянии вытянутой руки, отправляя на Украину оружие, разведку и деньги, но не войска. На Ближнем Востоке он разворачивает свои собственные силы для защиты Израиля от нападения Ирана и его союзников. Объятия Байдена с Израилем искренни (Байден называет себя сионистом), но это также попытка повлиять на Израиль и сдержать его. "Если стратегия объятий Байдена сработает и обеспечит более выверенный ответ Израиля, люди увидят в этом особое чутье Байдена", - говорит Эмиль Хокайем из Международного института стратегических исследований, британского аналитического центра. "Если это не сработает, Америку будут рассматривать как воюющую сторону".

Региональная динамика добавляет еще один элемент. Арабские государства неоднозначны. Многие ненавидят ХАМАС как ветвь "Братьев-мусульман"*, бросающую вызов их правлению и заключившую мир с Израилем или поддерживающую с ним негласные отношения. Тем не менее, когда палестинцы воюют, эти страны вынуждены отстаивать интересы палестинцев. Приняв несколько волн палестинских беженцев, они не хотят большего. Более того, они опасаются, что Израиль тайно хочет решить свою проблему, изгнав еще больше палестинцев.

Кризис в Газе, отмечает Хокаем, снова переключил внимание на Палестину после многих лет попыток Америки игнорировать его или решать его "извне внутрь", то есть нормализуя отношения между Израилем и арабскими государствами и только затем занимаясь проблемами сами палестинцы. Тем не менее, финал в Газе намеренно оставлен пустым. Израиль настаивает на том, что ХАМАС не должен снова править Газой. Америка говорит, что Израиль не должен оккупировать ее снова. Ни один из них не говорит, какой может быть альтернатива. Более того, Нетаньяху сделал все возможное, чтобы саботировать палестинскую государственность".

Американские чиновники с готовностью признают, что у них нет стратегии на "послезавтра". Модель двух государств, говорит Хокаем, "была предпочтением, а не политикой". Если решение кажется невозможным, то лишь отчасти из-за присущих ему трудностей примирения двух националистических императивов, израильского и палестинского, на одной и той же священной земле. Это также "цена сокращения расходов Америки", говорит Хокайем. "Америке труднее вернуться в игру, если она долгое время находилась вне игры".

Воздействие кризиса может быть более ощутимым в некоторых "колеблющихся штатах", говорит Ричард Фонтейн из Центра новой американской безопасности. Это страны "многоединственные", за верность которым Америка, Китай и Россия соревнуются все ожесточеннее.

"Саудовская Аравия может потребовать более высокую цену от Израиля и Америки, если она когда-нибудь последует примеру своих соседей по Персидскому заливу, Бахрейна и Объединенных Арабских Эмиратов, в установлении официальных связей с Израилем.

Турция, которая является двусмысленным союзником Запада в украинском кризисе, может стать более враждебной. Хотя президент Реджеп Тайип Эрдоган пытался наладить отношения с Израилем и осудил убийства израильских гражданских лиц, он принимает лидеров ХАМАС и ужесточил свое осуждение реакции Израиля, назвав ее "приравниваемой к геноциду".

Индонезия, самая густонаселенная мусульманская страна в мире, неизбежно симпатизирует палестинцам.

Хотя Индия считает себя неприсоединившейся страной и другом антиколониальных движений, она выразила солидарность с Израилем, чувствуя сочувствие к нему как к такой же жертве исламистского терроризма.

Южная Африка считает обращение Израиля с палестинцами сродни апартеиду.

В более широком смысле африканские страны считают, что Америка либо игнорирует конфликты на их континенте (например, войну в Судане), либо лицемерит, когда дело касается прав человека. Они считают Америку не столько незаменимой, сколько отсутствующей. Многие опасаются, что Байден не сдержит своего обещания посетить Африку в этом году.

Страны глобального Юга также стали более активно обхаживать крупные державы. Хотя они критикуют российское вторжение, они не хотят оказаться в ловушке новой холодной войны. Америка пытается привлечь их такими вещами, как повышение кредитного потенциала МВФ и Всемирного банка, а также создание глобального инфраструктурного фонда, чтобы конкурировать с китайской инициативой "Пояс и путь". Но этому предстоит пройти долгий путь.

В Европе и Индо-Тихоокеанском регионе администрация Байдена действовала ловко, еще теснее скрепляя существующие альянсы и создавая новые партнерства, чему способствовала агрессия России и Китая.

Однако на Ближнем Востоке Америка более одинока в защите Израиля и более склонна терять друзей и партнеров, чем приобретать новых".

3. Обновленная стратегия Ирана на Ближнем Востоке после 7 октября

Пьер Пехлеви (профессор Королевского военного колледжа Канады) в статье в The National Interest "Что это даст Ирану?" (26.10.2023) пишет:

"Хотя прямых доказательств причастности Ирана к недавним нападениям ХАМАСа нет, у Тегерана есть определенные интересы в унижении Израиля. Однако он меньше заинтересован в более широкой войне".

"Едва ХАМАС провел свой впечатляющий рейд против Израиля, как взоры всего мира обратились к Исламской Республике Иран. Шок от вторжения на территорию Израиля, а также масштаб и сложность операции заставили многих специалистов усомниться в том, могла ли она быть полностью спланирована и скоординирована ХАМАСом в одиночку, без внешнего вмешательства. В то время как иранские власти аплодировали нападениям палестинских коммандос, некоторые предположили, что за этими террористическими действиями может стоять Иран. Помимо степени участия иранского режима в операции "Наводнение Аль-Акса", стоит также поднять следующие вопросы: в какой степени иранцы заинтересованы в этой внезапной вспышке насилия на Ближнем Востоке и что может быть долгосрочные последствия возобновления напряженности в отношениях с Израилем и его союзниками?".

Подозрения в прямом участии

Уровень планирования и опыта, необходимый для воздушной, морской, наземной и подземной атаки ХАМАСа, поставил вопрос о том, действовало ли палестинское движение в одиночку и получало ли оно материально-техническую помощь от Ирана. Когда первые кадры операции по наводнению Аль-Аксы появились на экранах всего мира, Wall Street Journal тут же заявил, что офицеры Корпуса стражей исламской революции (КСИР), идеологической армии Исламской Республики, вместе с ХАМАС подготовились к вторжения на территорию Израиля.

Тегеран был одной из первых столиц, высоко оценивших операцию, начатую ХАМАС, движением, которое Исламская Республика открыто финансировала с момента его создания в 1988 году. "Иран поддерживает законную защиту палестинской нации", - заявил на следующий день президент Эбрагим Раиси.

За неделю до нападения верховный лидер Ирана и президент республики совместно призвали арабские страны не заключать пакт с Израилем для обеспечения их безопасности, добавив, что сделать это будет равносильно "ставке на проигравшую лошадь".

Во время визита в Ливан в начале сентября 2023 года министр иностранных дел Ирана Хосейн Амир-Абдоллахян встретился с представителями "Хезболлы", "ХАМАСа" и "Палестинского исламского джихада". Затем глава иранской дипломатии еще раз подтвердил этим силам "оси сопротивления" - неформальному антизападному, антиизраильскому, антисаудовскому и проиранскому политическому и военному альянсу - обещание непоколебимой поддержки Тегерана. В апреле старший 2023 года политический лидер ХАМАС Исмаил Хания отправился в Бейрут, чтобы встретиться с Хасаном Насраллой, давним союзником Тегерана и генеральным секретарем шиитской организации "Хезболла", которая с 1982 года также вооружается и финансируется Стражами Исламской революции".

Отрицание и осторожность

"Тем не менее, на данный момент не существует реальных доказательств прямого участия Ирана в проведении операции "Наводнение Аль-Акса". Американские и израильские военные чиновники быстро пришли к такому же выводу.

Несмотря на заявления о поддержке ХАМАС, иранские власти также официально отрицают свою активную роль в наступлении 7 октября. "Иран не вмешивается в принятие решений других стран, включая Палестину", - заявил официальный представитель иранской дипломатии Нассер Канани. В отдельном заявлении миссия исламского режима при ООН назвала нападение "крайне автономным и решительно соответствующим законным интересам палестинского народа". Через три дня после трагических событий в Газе аятолла Али Хаменеи отверг обвинения в том, что за массированным нападением стоит его страна.

Иран как "Большой брат"

Отвергая обвинения в своей прямой ответственности за "Наводнение в Аль-Аксе", Иран не скрывает своей полной солидарности с ХАМАС. На следующий день после событий в Газе поддержка была четко проиллюстрирована двумя гигантскими транспарантами, выставленными в центре Тегерана: "Великое освобождение началось", - гласил один из них. Помимо символов, связи Ирана с ХАМАС уже давно документированы. По оценкам западных спецслужб, Иран вносит 100 миллионов долларов в годовой бюджет ХАМАСа, составляющий 500 миллионов долларов. В отчете Госдепартамента США за 2021 год установлено, что группировка получила финансирование, оружие и существенную техническую подготовку от Ирана и его различных организаций, таких как КСИР и Силы Кудс.

Многие эксперты полагают, что Иран наладил прочное стратегическое партнерство с ХАМАС, хотя последний является суннитским движением, основанным на транснациональной организации "Братья-мусульмане". По мнению эксперта по Ближнему Востоку Жиля Кепеля, высокая степень координации между действиями ХАМАС в Газе и деятельностью Хезболлы в Галилее ясно показывает тесное соучастие, связывающее эти организации с руководством КСИР и Аль-Кудса.

Хотя детали ирано-палестинского сотрудничества остаются туманными, Вашингтон практически не сомневается в ответственности Исламской Республики за террористическую атаку на Израиль в октябре 2023 года. Джон Файнер, заместитель советника по национальной безопасности, выразил убежденность в том, что Тегеран "в значительной степени соучастник" рейда ХАМАС. "В чем мы можем быть вполне уверены, так это в том, что Иран был в значительной степени соучастником этих атак благодаря своей многолетней поддержке ХАМАСа", - заявил Файнер в интервью каналу ABC, добавив, что разведывательные службы США продолжают расследовать точную роль Ирана в событиях в Газе".

Геополитические мотивы Тегерана

"Помимо идеологического альянса Ирана и ХАМАСа, остается вопрос о стратегическом интересе, который может возникнуть у Ирана в случае внезапной вспышки насилия на Ближнем Востоке. Власти США считают, что иранское поощрение, прямое или косвенное, мотивировано желанием сорвать процесс дипломатического сближения между Израилем, Саудовской Аравией и монархиями Персидского залива. Иранские лидеры не скрывают своего решительного противодействия процессу, инициированному Авраамовскими соглашениями. Близкий советник аятоллы Хаменеи Али Акбар Велаяти недавно предупредил страны, надеющиеся решить свои проблемы путем нормализации отношений с "сионистами", что они серьезно угрожают своей безопасности и региону.

Аналитики также сходятся во мнении, что ХАМАС и иранский режим имеют общий интерес в срыве распространения Соглашения Авраама на Саудовскую Аравию. Для палестинского движения Исмаила Хании любой прогресс, достигнутый в этом направлении американской дипломатией, может – в случае успеха – привести к установлению мирного сосуществования между Израилем и монархиями Персидского залива, что является синонимом отказа и маргинализации палестинского дела. Для Исламской Республики саудовско-израильское сближение может в конечном итоге привести к возникновению более сильного антииранского регионального блока.

Возобновив израильско-палестинский конфликт, Иран и ХАМАС, похоже, уже частично преуспели в том, чтобы сорвать продление Авраамовских соглашений. Кризис в Газе потрясает политический ландшафт Ближнего Востока. Массивные бомбардировки израильских ВВС в секторе Газа, повлекшие за собой жертвы среди мирного населения и разрушения, вынудили арабские столицы дистанцироваться от правительства Нетаньяху. Подавляющее большинство арабских канцелярий официально обвинили израильскую оккупацию палестинских территорий в том, что она является источником нынешнего кризиса. Власти Эр-Рияда поспешили приостановить переговоры. Египет и Иордания, под давлением собственного общественного мнения, также пересматривают возникающие связи с еврейским государством. В долгосрочной перспективе охлаждение процесса израильско-арабского сближения рискует поставить под сомнение стратегию изоляции Ирана, инициированную Вашингтоном. Если, конечно, все это не выльется в масштабный военный пожар".

Сгущаются тучи войны?

"Многие наблюдатели теперь задаются вопросом, может ли нынешний кризис привести к открытому конфликту. На первый взгляд, некоторые элементы не вселяют оптимизма. Подобно Балканам в начале ХХ-го века, Ближний Восток представляет собой настоящую пороховую бочку, и, как и в 1914 году, игра в альянсы может привести к региональному – или даже глобальному – конфликту. Интенсификация ударов "Хезболлы" по Галилее может привести к более масштабному возмездию Израиля, что, в свою очередь, может вызвать эскалацию напряженности, которая, вероятно, приведет к более широкому пожару. Более того, характерной чертой этого типа соперничества в "серой зоне" является отсутствие ясности и коммуникации, что оставляет место для ошибочной эскалации.

Однако другие элементы позволяют предположить, что региональный конфликт не является полностью неизбежным.

Во – первых, все действующие лица прекрасно осознают опасность нарастающего конфликта и катастрофические последствия, которые может иметь прямое столкновение на поле обычного боя. Вот почему они до сих пор воздерживались от прямой конфронтации друг с другом, полагаясь вместо этого на косвенные подходы и косвенные подходы. Несмотря на то, что Иран пригрозил "вмешаться в конфликт", если Израиль начнет наземную операцию в секторе Газа, все они не хотят вступать в равноправный конфликт.

Во - вторых, баланс военной мощи особенно невыгоден для Ирана с точки зрения обычного военного потенциала. Армия Ирана может рассчитывать на несколько сотен тысяч бойцов, но не имеет высокотехнологичной военной техники для поддержки их развертывания. В отличие от иранцев, израильтяне имеют доступ к новейшим военным технологиям, но по разным причинам не имеют средств или легитимности, необходимых для развертывания экспедиционных сил в региональном масштабе. Осознавая эту ситуацию и преимущества, которые можно из нее извлечь, Иран, следовательно, сделает все, чтобы избежать конфронтации, продолжая полагаться на гибридный и асимметричный подход ниже порога прямого насилия.

По всем вышеперечисленным причинам открытая война обычного типа между Исламской Республикой и ее региональными противниками хотя и возможна, но остается маловероятной.

К высокоинтенсивной психологической войне

Среди многих выгод Ирана от сотрудничества с ХАМАС.

Первая выгода – это срыв процесса нормализации отношений между нефтемонархиями и Израилем. Даже самые прагматичные арабские столицы сегодня осуждают бомбардировки гражданского населения Газы, одновременно призывая к паузе в сближении с еврейским государством.

Вторая выгода - кризис, порожденный терактом 7 октября, также позволил Ирану углубить геополитический разрыв Китая, России и развивающихся стран с западными странами.

Третья выгода, которую Иран извлекает из нынешнего кризиса, – это утверждение своего статуса "чемпиона арабской улицы" в регионе. Более того, наземное вторжение ХАМАСа на юг Израиля помогло Тегерану укрепить так называемую "ось" сопротивления еврейскому государству.

Четвертая выгода - нападение ХАМАСа прямо под носом у Моссада и Шин Бет позволяет Ирану поставить под сомнение технологическую непобедимость и военное превосходство Израиля.

Придерживаясь своего фирменного асимметричного подхода, муллы и Стражи исламской революции будут продолжать полагаться на свой мощный пропагандистский аппарат, чтобы использовать "унижение" Израиля для восстановления имиджа исламского режима, сильно запятнанного "восстанием против вуали" в сентябре 2022 года. Вообще говоря, иранские лидеры будут разыгрывать, как и во время 33-дневной войны летом 2006 года , психологическую карту, чтобы способствовать реконфигурации региональной игры в свою пользу.

4. Сможет ли Байден оплатить новую израильскую войну?

Маховик новой израильской войны раскручивается. Неизвестно, где и когда он остановится. Война – дело затратное.

Аналитики The Economist в статье "Военная экономика Израиля работает – пока. Чем дольше длится конфликт, тем сильнее давление" (26.10.2023) пишут:

"Спустя три недели с тех пор, как ХАМАС вверг Израиль в войну, конфликт наносит ущерб экономике страны. Шекель упал до самого низкого уровня по отношению к доллару более чем за десять лет, что побудило центральный банк Израиля продать валютные резервы на сумму 30 миллиардов долларов, чтобы поддержать валюту. Стоимость страхования долга страны от дефолта резко возросла. Фирмы от строителей до ресторанов закрылись. 19 октября министерство финансов изложило планы по увеличению расходов на оборону и обеспечению тех, кто остался без работы. Четыре дня спустя центральный банк снизил прогноз роста на год с 3% до 2,3%.

Поскольку война ведется не только военными, но и экономическими силами, над всей этой деятельностью висит важный вопрос. Сможет ли Израиль выдержать экономическую нагрузку? Столкновения страны с ХАМАСом после вывода войск из сектора Газа в 2005 году не могут служить хорошим ориентиром. В каждом случае миллиарды шекелей (лишь часть ВВП) были потрачены на военные нужды и ремонт. Конфликты не представляли угрозы для экономики страны, которая уже давно имеет один из самых высоких доходов на душу населения на Ближнем Востоке.

Масштаб атак ХАМАСа 7 октября и вероятный последовавший за ними конфликт подталкивают экономистов к учебникам истории. В 1973 году стоимость оружия и призыв 200 тысяч армейских резервистов для войны Судного дня поставили Израиль на грань финансового краха. Центральный банк страны подсчитал, что в 2002 году один год интифады (палестинских восстаний, периодически повторявшихся с конца 1980-х по 2000-е годы) стоил 3,8% ВВП.

Чтобы избежать катастрофы, израильским чиновникам придется столкнуться с тремя проблемами.

Первая – нехватка рабочей силы. Не хватает рабочих рук, чтобы поддержать экономику и войну. С 7 октября вооруженные силы мобилизовали более 360 тысяч резервистов, или 8% рабочей силы страны. Это больший призыв, чем в 1973 году. Большинство из них уволилось с работы, образовав огромную дыру в экономике. Хуже того, новобранцы являются одними из самых продуктивных работников Израиля.

Многие низкоквалифицированные рабочие места в Израиле выполняются палестинцами с Западного берега, около 200 тысяч из которых работают либо в Израиле, либо в его поселениях. Но волнения на Западном Берегу означают, что многим рабочим не разрешают пересекать границу, и они могут начать забастовку. По данным МВФ, во время второй палестинской интифады, которая длилась с 2000 по 2005 год, пропавшие палестинские рабочие были одним из самых больших тормозов роста Израиля.

Более того, в Израиле мало рабочих, которыми можно было бы заменить резервистов и палестинцев, поскольку рынок труда в Израиле очень узок. По данным центрального банка, который последние несколько месяцев потратил на повышение процентных ставок, чтобы охладить экономику, уровень безработицы составляет 3,2%. Строгое трудовое законодательство означает, что компании могут нанимать только временную замену военнослужащим, а это непривлекательный вариант. Инвесторы обеспокоены оттоком капитала из "Силиконового Вади" обратно в его калифорнийский тезку. По оценкам Start-Up Nation, 70% технологических компаний с трудом функционируют. Риск заключается в том, что после окончания войны останется меньше рабочих мест, на которые можно будет вернуться.

Второй проблемой для политиков является коллапс частного потребления. В условиях неопределенности и страха перед повторными нападениями люди изменили свои потребительские привычки, оставаясь дома. Уже почти три недели рестораны и торговые центры пустуют. Те, у кого есть рабочие, готовые открыться, обнаружили, что клиентов мало. Туризм, основной бизнес Израиля, помимо технологий, застопорился. Целые города вдоль границы с сектором Газа и Ливаном были уничтожены, что положило конец экономической деятельности. Чтобы поддержать фирмы, все предприятия, кроме крупнейших, пострадавших из-за войны, получат гранты в стиле Covid для покрытия постоянных расходов. Уплата НДС была отсрочена. Рабочие, которые раньше трудились в районах, которые сейчас считаются небезопасными, получат помощь.

Это ставит перед израильскими политиками третью проблему: управление финансовыми издержками конфликта. Спасение предприятий, оплата резервистов и размещение населения целых деревень в гостиницах принесут свои плоды. Потребуется колоссальное увеличение расходов на оборону, чтобы профинансировать наземное вторжение в этом году и снабдить Израиль достаточным количеством оружия, чтобы чувствовать себя в безопасности в следующем году.

Долг Израиля в настоящее время составляет около 60% ВВП, что является скромным показателем для такой богатой страны. Даже если предположить, что война продолжится до конца года, прогнозируется, что она вырастет всего до 62%. Центральный банк имеет солидные валютные резервы в размере 170 миллиардов долларов.

Вдобавок ко всему, Америка должна помочь, если предположить, что президент Джо Байден сможет получить от Конгресса 14 миллиардов долларов, которые он просит в качестве военной помощи.

Однако чем дольше будет продолжаться конфликт, тем больше будут расти риски. Прогнозируется, что в 2024 году первичный дефицит Израиля вырастет с 3% ВВП до 8%. До нападения ХАМАСа экономика страны находилась в упадке. Доходы правительства упали на 8% в сентябре после первых восьми месяцев года. Сейчас стоимость заимствований растет, а налоговая база рушится. Более продолжительная война будет означать еще большие разрушения, а восстановление не будет дешевым.

5. Устроит ли Байден войну вокруг Тайваня?

В материале The Economist "Оппозиционные партии Тайваня изо всех сил пытаются объединиться" (26.10.2023) отмечено:

"Тайвань – молодая демократия. Прямые президентские выборы проводятся только с 1996 года. Каждый раз гонка сводилась к двум основным партиям: Националистической партии, или Гоминьдану, которая хочет воссоединения с Китаем, и Демократической прогрессивной партии, выступающей за независимость (ДПП). В преддверии выборов, которые состоятся в январе 2024 года, появилась третья сила. Ко Вэнь-дже, бывший мэр Тайбэя и основатель новой Тайваньской народной партии (ТНП), набирает 20-25% голосов, наравне с кандидатом от гоминьдана Хоу Юй-их. Это усложнило выборы и создало огромную неопределенность в отношении будущего подхода островного государства к Китаю.

Ни Ко, ни Хоу, похоже, не способны победить в одиночку. С 14 октября ТТП и гоминьдан действительно ведут переговоры о возможном совместном билете. У них есть время до 24 ноября, срока регистрации кандидатов в президенты, чтобы объединиться. В противном случае Лай, вице-президент Тайваня, может рассчитывать на легкую победу.

В интервью The Economist Ко говорит, что в течение 30 лет тайваньская политика была поглощена "бессмысленными" дебатами об объединении и независимости. По его мнению, и то, и другое "невозможно", потому что Америка не допустит объединения, а Китай не допустит независимости.

Недавний опрос журнала Commonwealth показал, что большинство сторонников ТТП считают, что экономическое развитие должно быть приоритетом следующего президента. По данным опроса, 46% избирателей обеспокоены возможной войной между Тайванем и Китаем в ближайшие пять лет. Он также подтверждает, что сторонники ДПП в основном беспокоятся о национальной безопасности, а сторонники Гоминьдана - об отношениях с Китаем. Хотя внутренняя политика имеет значение, Китай является большой проблемой на национальных выборах.

Позиция Ко по Китаю близка к позиции Гоминьдана . И он, и Хоу критикуют ДПП за ее неспособность напрямую взаимодействовать с Коммунистической партией Китая. Китайские власти прервали связь с правительством ДПП, поскольку оно отказывается заявить, что Тайвань и материковый Китай принадлежат одной стране. Гоминьдан заявляет, что может возобновить диалог, вернувшись к консенсусу 1992 года, намеренно расплывчатому соглашению между властями материка и Тайваня о том, что существует "только один Китай, но с множеством интерпретаций". Это послужило основой для прочных связей между двумя сторонами пролива во время правления президента Ма Инцзю в 2008–2016 годах. Возвращение к этому могло бы снизить региональную напряженность, говорит Эндрю Ся, вице-председатель Гоминьдана.

Но материк уже не так гибок, как раньше. В 2019 году президент Китая Си Цзиньпин выступил с речью, в которой связал консенсус 1992 года с принципом одного Китая и предложил формулу "одна страна, две системы" для включения Тайваня. Он не упомянул фразу о "множественных интерпретациях", которую лелеет Гоминьдан . Си Цзиньпин также заявил, что тайваньская проблема не должна передаваться "от одного поколения к другому".

Лидеры Гоминьдана признают, что Си Цзиньпин настаивает на объединении сильнее, чем они.

В 2022 году китайская государственная газета опубликовала онлайн-комментарий с заголовком: "Китай только один, множественных интерпретаций нет". Статья была отозвана после того, как гоминьдан позвонил в Пекин с жалобой, демонстрируя влияние партии. Тайваньские избиратели настроены более пессимистично.

Большинство тайваньцев хотят диалога с Китаем. На вопрос, что важнее: отношения между двумя сторонами пролива или международные (то есть внешние, но некитайские) отношения, около трети избирателей выбрали международные, а пятая часть ответила, что между двумя сторонами пролива. Почти половина заявила, что Тайваню следует отдать приоритет и тому, и другому.

Это говорит о том, что многие тайваньцы хотят более гибкого подхода к Китаю, чем у ДПП.

По словам Ко, более важным, чем любая новая формула, является перезагрузка шкалы. Он клянется подчеркивать общее наследие Тайваня с Китаем, поощрять обмены между людьми и избегать политических споров. Он цитирует китайскую поговорку: "Если у вас хорошие отношения, можно обсуждать все что угодно. Если у вас плохие отношения, ничего нельзя обсуждать".

Это идет в ногу с Гоминьданом.

Комментарий В.О.:

Команда Байдена очень боится проигрыша ее ставленника – ДПП на предстоящих выборах на Тайване. Но, по всем расчетам аналитиков, такой проигрыш неминуем. А это, в любом случае, победа Китая. Белый дом этого допустить не может.

Какой сценарий они будут продвигать? Обычный - спровоцировать войну вокруг Тайваня и перенести выборы на неопределенный период.

Именно поэтому, Вашингтон за последние два года провел в различных своих аналитических центрах серию компьютерных игр по этой проблеме.

Но результаты всех игр для Белого дома были неутешительные.

***

Байден - заложник войн на Украине и Ближнем Востоке.
Ни ту, ни другую он остановить не может и не хочет.
Для него это политическое поражение.
Он в ущерб гражданам своей страны тратит на войны сотни миллиардов долларов.
Войны Байдена подводят мир к угрозе ядерной войны.
Самая большая вероятность ее возникновения может случиться после начала Байдном еще одной войны - с Тайванем.
Там Байден напрямую столкнется с главным противником США - Китаем.
*террористические организации, запрещенные в РФ

Источник - Завтра

Оставить комментарий

РЕКОМЕНДАЦИИ К РАЗМЕЩЕНИЮ КОММЕНТАРИЕВ:
1) Не употребляйте ненормативную лексику.
2) Не оскорбляйте автора статьи или авторов комментариев.
3) Не размещайте в поле комментария статьи других авторов или ссылки на них.
4) Комментируя статью, не отклоняйтесь от ее тематики, не вступайте в перепалку с собеседниками.
5) Не размещайте в комментариях рекламную информацию.
6) Не допускайте в комментариях разжигания межнациональной розни.
ПРИМЕЧАНИЯ:
- Авторы публикаций не вступают в переписку с комментаторами и не обсуждают собственные с материалы.
- Редакция не несет ответственности за содержание комментариев.
АДМИНИСТРАЦИЯ САЙТА ПРЕДУПРЕЖДАЕТ – категорически запрещено обсуждать в форуме политику редакции или действия модератора, а так же распространять личные сведения о сотрудниках редакции и владельцах сайта.

Еженедельный гороскоп:
horoscope

Связь с редакцией:
 mahalya@list.ru